Почему люди становятся террористами

Вопрос, ставший страшно актуальным в это Рождество, когда одни люди убивают других за рисунки.

***

Ирина Стародубровская, руководителя научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» Института экономической политики им. Егора Гайдара:

Терроризм нельзя оправдать, но можно и нужно объяснять. Сейчас у нас в стране часто принято объяснять терроризм особыми технологиями идеологического воздействия, зомбирования молодежи. Меня такие подходы не удовлетворяют.
В мировой науке уже давно признано, что террор – это рациональный (что совершенно не означает – оправданный) выбор людей, поставленных в определенные условия. Именно с этой точки зрения я бы хотела ответить на заданный вопрос.


Проблему того, как люди становятся террористами, я изучала в последние два года на Северном Кавказе. Здесь не хочется вступать в дискуссию о том, что такое терроризм, и выбирать из примерно 200 имеющихся его определений, поэтому, я надеюсь, автор вопроса не будет против, если мы его переформулируем так: «Почему люди уходят «в лес», вступают на путь вооруженного сопротивления?». Попробую обобщить возможные варианты.


1. По причине неудовлетворенности собственной жизнью. Если молодой человек на Северном Кавказе понимает, что ему не достичь жизненного успеха, что нет вариантов пробиться наверх, обеспечить себе материальный достаток, и при этом видит, как рядом люди не лучше него получают материальные и статусные привилегии благодаря родственным связям или за деньги, он способен в определенных обстоятельствах принять решение выйти из той системы, где он чувствует себя аутсайдером, и начать борьбу против нее, войдя в сообщество, где он оценивается по другим критериям и вполне может продвинуться. Его агрессию в этом случае подпитывает ненависть к тому несправедливому обществу, где он вынужден существовать, но эта ненависть порождена в первую очередь тем, что общество не обеспечивает лично ему тех благ, на которые он хотел бы претендовать.


2. Как результат протеста против сложившейся системы в целом. В этом случае протест направлен не против своего места в общественной системе, а против базовых принципов ее построения. Молодые люди могут быть вполне неплохо устроены в жизни, происходить из благополучных семей, но они не хотят смириться с теми «правилами игры», которые навязывают им семья и общество, не желают встраиваться в характерную для него структуру статусов и рангов. Неспособность заставить окружающих считаться с ним как личностью, учитывать его собственные представления о справедливости, о том, как строить свою жизнь, вполне может привести молодого человека к кризису, результатом которого становится разрыв со своим окружением и уход в «лес».



3. По мотивам мести. Существующее на ряде территорий жесткое силовое давление на молодых мусульман, применяемые к ним, их родным и близким издевательства и пытки, а иногда и бессудные казни приводят к тому, что молодые люди стремятся отомстить за собственные страдания, за боль близких им людей. И даже более широко – за своих единоверцев, подвергшихся подобному обращению. Если они не видят способов защитить свои права законным путем, то могут выбрать путь вооруженного сопротивления. Похоже, сейчас эта причина в числе основных, если не основная.


4. Как результат моды. В тех регионах, где активно действует вооруженное подполье, среди молодежи его лидеры часто воспринимаются как герои, робин гуды, стремящиеся восстановить справедливость и заступиться за обиженных. Романтическое восприятие сопротивления власти подталкивает некоторых молодых (обычно очень молодых) людей к тому, чтобы присоединиться к незаконным вооруженным формированиям. А когда иллюзии рассеиваются, переиграть все уже достаточно сложно.


Это, безусловно, самые общие мотивы, которые могут в конечном счете стоять за решением об уходе в «лес». Могут быть и более мелкие причины – конфликт в семье, например. Но, чтобы подобное решение реализовалось на практике, нужно еще по меньшей мере два условия.


1. Наличие радикальной идеологии, которая давала бы обоснование, подводила бы базу под вооруженное сопротивление. В этой роли в современном мире обычно выступают крайние, джихадистские направления исламского фундаментализма (подчеркнем особо – не все, а именно наиболее радикальные направления).
2. Наличие инфраструктуры подполья, обеспечивающей организационную и финансовую подпитку вооруженной борьбы.


Надо сказать, что сами эти «условия» не являются нейтральными. И идеологи джихада, и инфраструктура подполья активно действуют, вовлекая молодых людей в свои ряды, используя при этом и психологическую обработку, и провокации, и угрозы. В результате часто именно их считают основными причинами ухода молодых людей «в лес». Однако если бы не было тех мотивов, о которых говорится выше, вряд ли идеологическая обработка или технологии втягивания молодежи в вооруженное сопротивления имели бы серьезный эффект.


Тем не менее, нельзя отрицать, что в рядах подполья есть откровенные бандиты, есть наемники, есть люди, скрывающиеся от правосудия. Есть те, для кого это является бизнесом. Есть совсем случайные люди. Это – что касается состава и мотивов.